[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Архив - только для чтения
Форум » Архив » 2011 » Что будет, если? (IRI)
Что будет, если? (IRI)
IRIДата: Четверг, 23.06.2011, 17:33 | Сообщение # 1
Специалист
Постов: 216
Статус: Вне зоны доступа
Автор: Роман Лесин
Название: Что будет, если?
Размер: Мини
Ограничения по возрасту: Нет
Комментарий автора: Печальный исход

День1.
Я снова закурил…
- Много курить – вредно.
Я выпустил дым и, повертев в пальцах сигарету, снова приложился к ней.
- Мама просила тебе передать это.
А за окном, как и вчера солнце. Яркое такое… Глаза болеть начинают от него. Сигарета дымилась неровно тоненькой серой струйкой. А я все смотрел на нее, не в силах двинуть взглядом в его сторону.
Он положил сверток на кровать и вышел. Мне показалось, что это последний раз, когда я видел брата. А вернее не видел… слышал.
Диагноз… Это слово раньше не вызывало у меня ровным счетом никаких ощущений. Я, парень двадцати шести лет, помышлять не мог, что оно коснется меня настолько серьезно. Нет, и раньше я болел… простуды, там всякие, грипп… даже ногу ломал. Но именно сейчас я понял, что это конец. Конец всему. Вот тоже слово странное – конец… Что есть этот конец, что за смысл в нем? Это – ноль, пусто, ничего… После меня ничего не будет… После…
А пока… есть я. Вернее то, что я сейчас собой представляю. Коллеги, которые раньше восхищались мной, остались где-то там, за той чертой и теперь их образы размыты… Я не могу ни одного лица вспомнить, хотя наизусть знаю всех, вплоть до их скелетов в шкафу.
Хорошая фраза «есть я». Эгоистичная… Есть мать… Есть брат, есть невеста… Была невеста. Кому охота возиться с чахнущим парнем, который через месяц-другой скакошится?
Мама… Моя вечно заботливая непоседа. У нее красивая улыбка. И добрые глаза.
Брат? О! Это малолетний несносный пацан, который резко так превратился во взрослого мужчину… Не помню как мы поладили… раньше друг друга ненавидели. Когда он появился в доме со своим папашей и одновременно с моим ненавистным отчимом, я думал, что моя жизнь кончена.
Стас младше меня на восемь лет… Боже как же голова раскалывается…
Что это?
Я провел ладонью по лицу. Реву что ли? Ну вот, это первый признак того что я сдавать уже начал… Не зареветь бы при посторонних…

День 2.
Я упорно старался прочесть хоть строчку из той лабуды, что приволок мне Стас… Ненавижу триллеры… Романы… Ненавижу книги. Художественные… Почитать бы сейчас биржевые сводки, газеты, журналы, просмотреть рейтинги валют.
Врач сказал, что мне теперь как можно больше надо уделять внимание здоровью. Организм слабеет и ему не нужны эмоциональные встряски. Якобы они провоцируют болезнь… Пожить еще день лишний, еще час? А толку то?..
- Привет…
- Кого я вижу… - без энтузиазма пробубнил я, окончательно решив избавиться от книги, бросив ее на тумбочку.
- Знаешь, я заметил… Ты ни разу, за всё время здесь не посмотрел на меня. Почему?
- А что мне на тебе разглядывать? – Я подтянулся на руках, усаживаясь в кровати.
- Хочешь… Хочешь, я останусь тут на целый день?
- Придурок, да?
- Почему? – он сглотнул, словно подбирал слова. Правильные для меня слова, не обидные… Но не мог.
- Всё хорошо… Не стоит так ради меня жертвовать своим временем.
- Не понимаю… – Вижу боковым зрением – голову опустил Стас… Что там у него?
Мне интересно? Почему мне интересно? Я же безбашенный пацифист. Мне же было по нулям всё! Было… Почему сейчас? И сердце… Больно, так не сильно, даже физически не ощутимо, а как-то в душе.
Странно…
- Подай сигареты.
Я закурил. Снова закурил, и мне так вдруг хотелось услышать слова Стаса «Не кури, тебе вредно ведь!»
Он молчал, и я знал, что он щурится от едкого дыма…
- Врач не разрешает, но особо не настаивает… - я чуть кашлянул. Оправдание? Перед кем? Перед Стасом? Да кто он мне, по сути? Посторонний человек… Посторонний.
Я крутил сигарету в пальцах… Привычка – смотреть на эти безобидные действия и думать о чем-нибудь.
- Я пойду?
- Что? – я продолжал пялиться на предмет, виновный в моей скорой смерти.
- Тут в пакете яблоки… Тебе можно?
- Теперь всё можно. – саркастично хохотнул я.
Я знал, каким-то шестым чувством, что Стас не улыбается, сейчас он сама серьезность. Ему тоже плохо? Так же как и матери? Интересно, почему Стас её называет мамой? Она же не родная ему?.. Хотя известно что мать не та кто родила, а та, кто вырастила… и всё же… С какой-то любовью он выговаривает слово «мама», не «мать», а именно «мама».
- Иди…
- Ну что с тобой? – навис надо мной Стас. – Тебе можно выходить на улицу? Пошли, прогуляемся?
Прогуляться? Так легко и просто… Я не злюсь, нет, вовсе нет… Стас – это… ребенок. Что ж на него злиться? Поймет он едва ли, что боль от ходьбы раздражает все внутренности. Боль… легкие просто разламывает… А я с каждой выкуренной сигаретой продолжаю забивать за гвоздем гвоздь в крышку своего гроба.
- Иди без меня. – Я затушил окурок и потер пальцами глаза.
- Давай окна откроем? – энтузиазм в Стасе, однако не пропал.
- Слушай, валил бы ты отсюда, а?
Он замер. На полпути замер и я был рад, несказанно рад, тому, что проговорил эти слова. Да! Так проще. Не видеть никого, кто мог мне причинить боль лишь одним своим присутствием. Уходить так одному, не цепляясь ни за кого. Так лучше, так проще?..
Вот только мне почему-то не стало лучше… Стало еще хуже. Но рвать нужно нити, все нити, канаты. Сейчас…
- Я завтра приду, да? А может маму привести? Она давно хочет проведать тебя.
- Ты дурак, Стас? – я продолжал хлестать словами брата. Еще секунда и я посмотрю на него. Посмотрю и вспомню его лицо и уже… никогда не забуду… Пусть так останется, пусть… ну я прошу! Боже, я умоляю, пусть он уйдет…
- Хорошо… Я пойду, наверное… Ты не в настроении. Завтра зайду. Обязательно.
- Смысл?
- Что?
- Смысл мозолить мне глаза тут. Врач сказал покой нужен, а ты… маячишь.
- Прости…
И он ушел… Я только спину его видел. Футболка на выпуск, брюки, кроссовки… ну совсем типичный пофигист семнадцати лет.


 
IRIДата: Четверг, 23.06.2011, 17:34 | Сообщение # 2
Специалист
Постов: 216
Статус: Вне зоны доступа
День3.
От уколов уже вся задница болит. Да еще и обещали капельницу поставить. Медсестра косо посмотрела на пепельницу и фыркнув сменила ее… В таких палатах пациентам можно всё… или почти всё.
Вечер практически радовал меня. Я и не знал, что так легко будет мне с наступлением сумерек за окном. В августе темнеть начинает рано…
Я задремал. И сквозь сон… его голос… Я уже мысленно попрощался с ним, а он так реален.
- Ты спи… Спи… - слышу, но глаза лень открывать и я продолжил слушать.
Стас… Мой брат упертый баран, если останется еще на пару минут, я сам его выкину из палаты, но пока я думал, он продолжал:
- Вчера я не знал, куда податься, после того как вышел от тебя. Я еще часа два просидел у твоей палаты… Мне… Мне плохо… Я сегодня заходил в тот магазин. Помнишь? Там китайская хрень продается всякая… Меч… или как там его… Ка… Катана… всё еще там, на подставке… Можно…
Он молчал… Наверное всматривается в мое лицо, или в окно пялится, словно сентиментальный придурок.
- Я подумал, что ты расценишь ее покупку как… Я не куплю ее. Обещаю. Ты же… Но я прошу, я умоляю, больше не надо…
Точно сентиментальный придурок. Он же ноет, как девчонка… Хотя мужские слезы – это не проявление слабости, а проявление отчаяния.
В его годы парни ни о чем не думают, а этот.
Я с трудом сдерживал желания посмотреть на него. Но нельзя! Нельзя! Прогнать! Во что бы то ни стало – прогнать! Я задыхаюсь, от всего навалившегося на меня… Он плачет… Из-за чего? Из-за меня? Парень, который начал только жить столкнется со смертью лоб в лоб. Что делать? От этого не уйдешь!
- Ты не спишь?
- Удивлен? – я таращился в потолок, и мне совсем не хотелось избавляться от тепла его ладони на моей руке. Я, оказывается, так хотел этого… тепла. Не одинокой комнатной температуры, а человеческого тепла. И совсем не мог понять, почему мне приятно оно от этого человека?
- Нет… То есть… Прости… – Оно исчезло… тепло стало таять и я почти разозлился, но совладал с собой… Гнев… Кому он нужен?
- Не прогоняй меня, хорошо?
А глаза против моей воли уже заскользили по стенам, по предметам, к его профилю и я закрыл ладонью лицо. Не сейчас… Да, не сейчас и никогда! Стас забыт… остался только голос… Но и он уйдет. Я не хочу, но если он останется, будет еще больнее… Лучше забыть… Оставить так, как есть – я, палата и это окно.
- Всё, Стас, давай домой!
- Мама хочет прийти. Не запрещай ей… Если хочешь, я поговорю с ней и она больше не придет. Но не лишай ее видеть тебя… Ты ее сын… единственный.
- Долго учил фразу?
- Дурак.
Я ощутил что Стас чуть улыбнулся… Да… она, улыбка, едва заметная, но была. А я считал, что она будет раздражать меня.

День 4.
Нет, это просто издевательство… я в гневе! Лежу на одном правом боку, потому как левая ягодица нестерпимо болит от укола…
Хотя мой гнев только во мне, и всё же это великолепное чувство – ощущать что ты еще живешь… Хм… да не живешь ты, парень, а существуешь… Это сейчас ты можешь ходить, говорить, а через пару недель…
- Здравствуй, сын!
- Здравствуй! – я выдавил улыбку… получилась страдальческой.
Прошла в палату, осмотрелась. За эти четыре дня она впервые в моей палате.
Признаюсь – я плохой сын. Просто подонок. Так эгоистично отнесся к своей родной матери, думал о себе, не подозревая, что она страдает еще больше от неведения и тоски… Пакет держит так, словно он спасательный круг для меня.
Не могу больше смотреть не ее лицо. Превозмогая боль, я перевернулся на спину, поправил подушку за спиной, и уставился в потолок. У меня не сегодня-завтра разовьется аллергия на него… Ненавижу белый цвет!
- Как ты? – скорее успокаивающий вопрос, чем любопытство. – Там в коридоре Стас… Что ты ему такое сказал, что он опасается заходить сюда?
- Мам, всё в порядке… Просто врач… - я сглотнул подступивший к горлу ком слез. – Он… мне покой нужен. Да и уколы… Черт! Сплю я в основном.
- Не переживай, я сейчас уйду… Только дай мне посмотреть на тебя. - Она присела на стул у моей кровати, по-прежнему держа пакет.
- Сынок… - прошептала мать, едва сдерживаясь, чтобы окончательно не впасть в истерику… - Ты прости меня…
- Не плачь… - я упорно держал взгляд на мигающей флюорасцетной лампе под потолком. – Мам… Я в порядке… ты только не волнуйся сама.
Она о чем-то говорила мне… О чем-то очень хорошем и теплом, о приятном. А потом… я задремал, но голос матери слышал и, кажется, даже улыбался…
Тупой непробиваемый пень! Да, я такой. Эгоистичный урод. Наверное, правильно Бог делает, что избавляет общество от таких как я!
И опять это тепло… Нет, оно почти такое же как и тепло рук мамы… и всё же есть отличие. Это… ни на что не похожее ощущение. Там – забота, а тут…
Любовь?
Чья, к кому?
Зачем?
Пальцы гладят кожу на внешней стороне моей ладони.
- Привет… - шепнул Стас, едва веки дрогнули. – Мама сказала, что ты спишь… Но я знаю, что это не так…
- Откуда?
- Что?
- Откуда знаешь, что это не так?
Он пожал плечами.
Белоснежный свитер… Это мой ему подарок на прошлый новый год. Идет ему… А раньше он его редко надевал.
Я уставился на его грудь под тканью, скользнул к плечам и понимал, что сломаюсь и взгляну в его глаза, сразу так, без прелюдий… и… Я умру, наверное… раньше, чем запланировано.
- Послушай…
Почему шепотом? Я не понимал… Он что, готовит заговор? Это привело меня в чувства, и я отвел взгляд.
- Знаешь… Я хочу… Господи, как тяжело то, а… - он отпустил мою руку и выпрямился на стуле, а потом к коленям лбом прижался… к своим коленям, и руками уши закрыл… Но я то ведь ничего не говорил, и не собирался… В палате тишина… А Стас словно от вертолетного гула слух бережет.
Смотрю на его волосы. Темнеть стали. А раньше светлые были, словно пшеница… Чуть покачивается, будто успокаивает себя… А я жду. Куда мне торопиться, да и толком ничего не понимаю.
- Я не знал, что так всё будет… - выдавил не своим голосом Стас. – Я не знал… А ведь это я виноват!
- Что за чушь? – я раздраженно фыркнул и невольно поморщился – укол начал зудеть.
- Простишь меня?
- Не за что.
- Я пойду…
- Угу…
Он посмотрел на меня, на мой профиль.
- Почему ты не смотришь на меня? Пожалуйста… Мне так много тебе надо сказать, а я не могу. Потому что чувствую, ты за что-то злишься… за что? Прошу ответь, за что?
- Я не злюсь…
Боже, да уходи же ты скорее. Не хватало тут еще твоих слез! В своей душе кавардак, так еще с чужой разбираться вынужден буду. Да уйдешь ты, наконец, а?
- Прости…
- Когда ж это ты размазней такой стал? Проваливай давай! Пошел вон! – Я злился. На себя, конечно! Не могу я больше, сорвусь, сломаюсь… А ему дальше надо шагать, дальше в жизни переступать пороги, какими бы они высокими и опасными не были. Идти по дорогам, какими бы крутыми и скользкими не являлись! А я…
Моя песенка спета! И ни к чему Стасу видеть меня таким. Пример какой?
- Я не…
- Стас, ты сволочь такая, за что мучаешь то? – Я уставился в окно. – Не приходи больше. Не приходи…


 
IRIДата: Четверг, 23.06.2011, 17:35 | Сообщение # 3
Специалист
Постов: 216
Статус: Вне зоны доступа
День 5.
Я проспал почти до обеда. Видать здоровую дозу мне вкололи лекарств… Капельницу зачем-то приволокли… А, точно, у меня же аппетит пропал… Только соки пью.
Стас сегодня не пришел… А может приходил, да только я же спал.
До позднего вечера я то проваливался в сон, то выныривал не надолго…

День 6.
Медсестра… Как ее там? Тоня… студентка. Что я хотел сейчас?... А… вспомнил… Тоня долго смотрела на меня, а потом улыбнулась… Печально так.
- Симпатичный ты… И почему так судьба несправедлива… - она меняла капельницу.
- Я ж плохой человек… Убийца! - решил позабавить я себя, на ходу сочиняя легенду.
Замерла… Смотрит на меня большими глазами. Не верит. А я продолжаю:
- Ага… Укокошил пожилую семейку, ради их сбережений… Меня не нашли пока, но наверное и не стоит, да? Все равно скоро Там буду! – смотрю на нее, а она ладошкой ротик прикрыла.
Вылетела пулей, одумавшись. Побежала, скорее всего, главному рассказывать.

День 9.
За окном дождь. Большие такие капли, тяжелые. Я дочитал книгу больного на всю голову автора…
Да, а Тоня то не появлялась больше. Вместо нее серьезная женщина приходит с каменным лицом… Вот посмотришь на такую, и уже не так страшно этот мир оставлять!
- И зачем это вы, молодой человек, наших практиканток пугаете?
- И вам здравствуйте, Иван Федорович! – я, вздохнув, посмотрел на врача.
- Вижу, прибываете вы в хорошем расположении духа, раз есть силы шутить! – он улыбнулся и его седые усы шевельнулись.
Чего он их не сбреет, ведь не совсем старый еще.
- Снова отказались от каши? – печально добавил он.
- Я не ем молочные продукты.
- Они легко усваиваются ослабленным организмом. – возразил Иван Федорович. – но, собственно я заглянул сказать вам… Кхм… не очень хорошие анализы у вас. И всё потому…
- Потому что я умираю, доктор! – закончил я за него фразу. – Именно поэтому они плохие. А чего вы ожидали?
- Ты зря… - он присел на стул, очевидно понимая, что сейчас нужно говорить более сдержанно и доверительно. – Ты зря не впускаешь своего брата в палату. Измаялся парень… Он с самого утра и до вечера тут. Каждый день.
Я онемел… Хотя и раньше-то не славился красноречием, а тут, ну совсем… язык проглотил…
Стас? Стас каждый день? Зачем? Почему? Что ему надо?.. Господи столько вопросов… Голова болит.
- Я понимаю… Сейчас совсем никого не хочется видеть. Ощущения такие, словно весь мир тебя оставил. Предал… - спокойно продолжил врач. – Но близкие твои не отказываются от тебя. Не могут они, пойми, в одночасье забыть все, что связано с тобой. Не могут перечеркнуть жизнь… Ты в ней был и есть… Подумай… Хорошо?
- С чего вы взяли, что я считаю мир предателем? Я могу просто побыть один?
- Ты и так один… Но поверь, одиночество еще никогда никому не шло на пользу! Он сейчас в приемной… Объясни ему. Не ломай комедию… Он же человек, брат в конце концов, он поймет… Не гони его.
Мучился я долго… Я боролся с самим собой. Одно «Я» хотело видеть Стаса, всегда, каждую минуту, секунду… мгновение… Другое гнало прочь. Понимало что этим я привяжу к себе парня… Еще больнее ему будет от потери. Какую он душевную боль испытает оставшись один?

День 12.
Я понимал, что конец так просто не придет… Я умру скорее от того что отрезан от всего мира… А что, разве не этого я добивался? Мне смешно! Нет, честное слово, я смеюсь! Над тем, что стал обладателем той пресловутой палки с двумя концами! Сил нет даже открыть глаза… Головные боли стали чаще и сильнее. И легкие не выдерживали мои сигареты. Кашель, как у чахоточного иногда не прекращался минут пять… До слез в глазах и болей во всем теле…
Свой мобильный я утопил… Да сразу, как только узнал диагноз… В аквариуме лечащего врача.
Достал, поди? Хотя оригинально бы смотрелось среди сумасшедших рыб, от начинавших окисляться микросхем…
Сам виноват… На первой стадии такое лечится! Я про свой диагноз… И с одним легким живут. Денег на три операции хватило бы. Но работа… Да кому она теперь…
Боль отпустила на минуту… Надо урвать время и задремать. Может смогу уснуть…
А ночи стали темнее… Какой-то ушлепок разбил фонарь…
Больно так… Звать медсестру посреди ночи не смогу. Она и так на ногах целыми днями. Пусть спит… Надо попросить на ночь таблетки какие-нибудь… Толку не будет, но так психологически спокойнее…

День 13.
А говорят число 13 не счастливое.
Ой, еще как счастливое. Отгадал кроссворд, вписал ключевое слово, выиграл ноутбук у лохотронов…
А мой ноут остался валяться на кровати… Хотя сейчас, наверняка, Стас с ним возится. Пусть…
Стали колоть какую-то хрень… От нее вроде лучше, только голова кружится, когда до туалета плетусь. Воротит от всего… Съел апельсин – вывернуло почти сразу… едва до унитаза дошел…
Лежу, изучаю потолок… Два шва, на первом крохотное темное пятнышко, чуть дальше в лево – трещинка, рядом другая… Лампу поменяли. Когда, я не помню…
- Привет.
Я посмотрел в сторону говорившего. Глаза ослепли от долгого просмотра лампы, поэтому Стаса я не видел… Вернее видел только образ.
- Привет, – губы пересохли.
- Как ты? – Халат на его угловатых плечах шевельнулся…
- Как и две недели назад – умираю.
Мой взгляд перекинулся к окну.
- Темнеть стало рано… Осень…
Я не мог дальше говорить… Не знаю почему… Просто застряли слова.
- Я не… должен был… - Мялся он в дверях.
- Должен. Сам бы я не смог попросить тебя прийти… Гордый…
Он решительно ступил ко мне. Шаг, еще шаг… Халат упал, пакет из рук… яблоки по полу… Моё лицо в теплых, горячих, почти обжигающих ладонях Стаса… И глаза в глаза… Дыхание… Губы горят… слезы… Нет, НЕТ!
Не смотри! Не смотри…
- Прошу тебя… - шепот, - прошу тебя… - лоб его на моей груди. Ладони гладят плечи… успокаивающе. – Я очень… я… не смогу без тебя…
- Дурак сопливый! – фыркаю не злобно. А руки сами, без моего ведома на его спине… И так тепло… Очень тепло…
В петлю мне остается только или вены вскрыть… Там где кончается одна история начинается другая… Так? Нет, Я совсем не хочу начинать что-то… Устал.
Самое отвратное это то, что я уже не смогу без всего этого. Того чего боялся, настало. И Стас с каждым днем будет созерцать мое умирание… Я не хочу! Я совсем не хочу этого?
- Какого хрена ты приперся? – я отнял от себя брата и сурово посмотрел на него. Да. Теперь остерегаться его лица мне не нужно… Всё равно уже не забуду… и после смерти. Раньше мне эта фраза казалась такой банальной и сентиментальной… А сейчас… Я как никогда близок к смерти и знаю, что бояться ее не стоит, что все что в памяти будет вечно!
- Я не знаю с чего начать… Но если не сейчас, я… - он съедал меня черным омутом глаз… А я в этой бездне терял голову. Почему именно так? Почему он?
Я никогда не был приверженцем порядков в отношениях. Всё как-то спонтанно получалось… Всё равно кто. Всё равно как… где… Только мне чтобы было хорошо… Да, так и никак иначе… Успешный ублюдок? Ну и посмотри на себя? Кому ты теперь нужен? Сухое деревце. Никто не даст напиться… Торопятся скорее всего избавиться.
А тут он… И что ему надо? Жалеет? Господи, да так и есть!
Снова его глаза…Он смотрит… Вглядывается…
- Даже болезнь не в силах сломить тебя…
- Что за бред? Слезь с моей кровати! – я почти грубо оттолкнул от себя парня.
- В чем дело? Что опять не так? – чуть не плачет… Руку держит в кулаке на груди, словно сжимает что-то очень ему дорогое… Что? Ничего… Воздушную надежду, нематериальный едва уловимый намек с моей стороны, что это всё шутка, что я действительно с ним… До своего конца… До победы… Над чем? Над кем?.. Над самим собой. Сломаться? Ну, уж нет…
Борьба! Так бы сказал герой какого-нибудь второсортного боевика.
Моя жизнь не боевик. Яркая вспышка. Слишком короткая, чтобы остаться в чьей-то памяти…
Я не согласен с тем, что меня собрались жалеть!
- Ты что… - Стас быстро соображал и вникал в немую тему. – Ты… думаешь, считаешь, что я из-за твоей болезни? Что я прихожу сюда, чтобы тебе скучно не было? – он кажется разгневан… Никогда его таким не видел.
- Стас…
- Ты ошибаешься! Ошибаешься в этом…
- В чем?
- Во всем! Ты эгоистичный человек. Придурок! Я ненавижу… я… - он осекся и замер.
- Что… ты? – холод моего голоса резал в первую очередь меня самого.
- Позволь мне… Разреши быть рядом эти дни! Обещаю, что не стану реветь, или вести себя словно ты… в общем, будем считать что ты просто ангину подхватил. - решительно выговорил он, усаживаясь на стул.
- Ну ладно… Согласен… Только яблоки, для начала подними с пола.
Покраснел… Бог ты мой, да мой брат умеет краснеть?


 
IRIДата: Четверг, 23.06.2011, 17:36 | Сообщение # 4
Специалист
Постов: 216
Статус: Вне зоны доступа
День 14.
Это не притон для бродяг. Но Стас договорился один день в неделю, а точнее ночь, проводить в моей палате… Вчерашний день мы закончили на договоре… скрепили… Съели яблоко. Кусали, как в детстве и каждый кусочек откусанный нес в себе информацию… Например, я обещал вчера с каждым твоим приходом в мою палату улыбаться и говорить «Дела хорошо», а ты…
- А я обещаю… Садиться на стул и травить анекдоты.
Сочно так куснул, брызги нектара в разные стороны…
- Обещаю не скулить и съедать все, что ты принесешь! – сквозь подступившую тошноту проговорил я в свою очередь и тоже куснул уже неровно покусанное яблоко…
Кусок прошел в желудок, и я мысленно молился всем богам, чтобы меня не стошнило прямо на одеяло.
- Я обещаю… рассказывать тебе истории. – Стас подмигнул мне и поторопился сделать очередной укус.
- Что это еще за обещание? – я нахмурился… куда ведет этот парень? Чего добивается? Но… это игра? Праздная игра.
- А я… - оставался последний укус сделать… Чтобы ему пообещать… - Я обещаю слушать твои истории.
- И не перебивать! – добавил Стас и пронаблюдал, как я доел дурацкое яблоко, которое явно просилось наружу… Сам я понять не мог, почему тошнота отпустила через мгновение, стала отступать… Становилось лучше.

А сейчас? Стас сидел напротив меня и ждал ответа на вопрос.
- Ну, давай, говори…
- Так… - я почесал макушку… - Про Африку.
- Хорошо… Черт, ты лучшего придумать не мог? Я только про львов и тигров могу рассказать…
- Валяй про тигров. Тебя никто не просил условием игры ставить «Рассказы историй». – Я скрестил руки на груди и, прокашлявшись, внимательно начал слушать брата.
- Ну, представь… Я на прокат беру машину… Знаешь, такая как джип… Подкатываю к тебе, а ты такой, в рубахе с пальмами и в шортах…
- Чего это я вдруг в шортах? Там ветра и песок… Неприятные, знаешь ли, ощущения…
- Не перебивай. Обещал же… - Стас отмахнулся от меня. Я кивнул, а он продолжил. – Так вот, ты такой «Йоу, братан, где такую тачку отхватил?»
- Я так не сказал бы! Всё, всё, молчу. – Я встретился с грозным взглядом юноши.
- А я: «Прыгай!». И мы бы поехали по засыпанной песком дороге к парку на сафари…
Я смотрел на него… Смотрел на Стаса и он чертовски оказался прав – мне лучше… Нет, физически боли продолжались, но душевно я явно исцелялся… Стас… Боже, я и не знал, что он так преданно будет мне верен… Как родной брат.
В его истории были забавные сюжеты, и хоть мне было больно, я смеялся. От души… Хорошо… именно так хорошо…
- Вот и вся история… - закончил Стас повествование… - Как тебе?
- Стас, я обещаю, что не умру и ради всей этой истории обязательно с тобой съезжу туда. В Африку…
Он сглотнул.
- Знаешь, надо было тебе для меня оставить то яблоко, чтобы я еще раз куснул его… Я бы поставил условием - не вспоминать о болезни пока я… пока тебе хорошо… как сейчас.
- Я не вспоминаю…
- О! А вот еще одна история.
- Не-ет… Я не выдержу больше! – улыбнулся я.
- Вспомни свое обещание…

День 46.
- Эй, может, поспишь?
- Нет…
- Ты не брит третий день… Так нельзя…
- Стас… Я устал… можно я просто полежу еще…
Да… тело мое стало сдавать окончательно. Я не успевал отходить ото сна, как снова уставал… От простых движений, голову повернуть или руку поднять… все внутренности словно на изнанку. Все эти движения только ради него… ради того, чтобы послушать очередную историю Стаса… Мне этого не хватает… как глотка воздуха! Как спасительного считанного глотка… Мне катастрофически не хватает времени… Я не хочу, не желаю, отказываюсь… Нужны силы, нужно беречь их для истории…
Когда я открыл глаза, то первое, что увидел, это фигуру брата у окна… Тело его чуть подрагивало… Он плакал. Я знал это… Хотел позвать его, но зачем? Зачем заставлять его искать оправдание слезам… Они мне ведь и так ясны…
Я потерял в весе почти тридцать килограмм. Стал практически невидим на этой кровати. Стас ухаживает за мной, бреет, меняет белье, моет… А я ненавижу себя за все это! До скрежета зубов ненавижу.
- Историю хочешь? – не глядя на меня, проговорил Стас.
- Давай… Что на этот раз?
- Представь… Только не возмущайся, просто слушай… Представь что мы вместе… Ну, что я не твой брат… – Он развернулся ко мне. – А ты не мой… - Он прошел до стула и по-свойски сел на него. – Представь, что мы до сегодняшнего дня не были знакомы. Ты успешный банкир… я – студент… - посмотрел на меня.
- Продолжай.
- Ты на машине, по дороге после дождя… Поздно уже и… скользкая дорога… вдруг тебе на мобильный звонок. Ты берешь его и там… На другом конце твой зам просит найти какие-то бумаги… А ты их с собой взял – дома поработать… Но там цифры… Какие-то очень важные… Ты на дорогу смотришь, там пусто… А значит… можно и отвлечься… на чуть-чуть, чтобы открыть папку с бумагами и отыскать нужные цифры… Ты находишь их быстро и диктуешь по трубке… но потерял бдительность. Твоя машина… впереди человек… И времени нет, а ты давишь на тормоза. Резко берешь вправо, но цепляешь человека… он отлетает к обочине… а ты…
- Это ты, да? Ты тот, кто у обочины?
- Да… - шепот Стаса.
- Зачем?
Стас молчал… Он опустил голову.
- Прости, но я не могу прервать рассказ… - вымолвил юноша. – Ты из машины выходишь и понимаешь, что совершил самое непоправимое в своей жизни… Но тело… тот человек еще жив. Ты отвозишь его в больницу…
- Перестань… Это совсем не то, что я хотел бы слышать…
- Тише. Это моя история… - Стас отвернулся. Я видел его красивый юношеский профиль… Он красивый… Мой Стас… Мой брат…
- И ты засыпаешь у дверей в его палату… - продолжил он осипшим отчего-то голосом… - А когда открываешь глаза, когда тебя будят, ты спешишь узнать, как тот, кого ты сбил. Как он? Ведь это ты виноват. Полностью твоя вина… А врач говорит, что он ходить не сможет… Что… - Стас потер тонкими пальцами глаза. Очевидно, чтобы успокоить их, не дать воли слезам… Он посмотрел вперед себя. – Что там, в палате парень, который не достоин смерти, что… там…
И ты боишься за то, что мысли возвращаются в то время, на дорогу, на мокрый асфальт. И тебе вдруг захотелось посмотреть на него. На того, перед кем придется вымаливать прощение… Может быть всю оставшуюся жизнь… его… Или нет, не так… всю свою жизнь.
- Стас.
- Я прошу… - отчаяние.
Боже, это действительно отчаяние… Сердце… Оно колотится. Бешено так… стучит в грудную клетку. «Предатель» - «Предатель» - «Предатель»…
Я предатель…
- Ты в палате и вот он… Подходишь, смотришь… Синяк у виска, чуть содрана губа… И капельница… аппарат искусственного дыхания… Ты практически умираешь, видя все это… Нет оправдания и ты его не ищешь.
Покупаешь лекарства, всё, что необходимо, и умоляешь бога и всех врачей – поставить на ноги того студента, у которого лишь престарелая мать… И больше никого… Неделя, другая и ты радуешься малейшему сдвигу в выздоровлении парня… Ты всматриваешься в его лицо, ставшее за эти дни почти родным. И когда он впервые открывает глаза, ты падаешь на колени… И почти хорошо… Но хорошо никогда не будет…
Ты берешь билеты за границу. Операция прошла почти успешно… И вроде бы все так, но он ничего не говорит, ни «да», ни «нет»… А как просить прощение еще? Словно вынули сердце и пропустили через миксер, залили обратно и зашили… А оно, сердце, так по всем органам эту боль расшвыривает… и голова болит… И тысячи молотков в висках при виде этого парня… От его взгляда, мимолетного… тебе летать хочется, но ты виноват в его несчастии и это несчастье – ты!
Возвращаетесь обратно в Россию. Он обещает звонить, но больше нет надежды с закрытыми дверьми… Дни проходят… Ты украдкой наблюдаешь за его домом… Он ходит… Медленно, словно заново учится… И ты как ребенок радуешься. И сказать бы… Но ты виноват в его несчастии…
- Стас… Боже…
- Прости… - Парень опустил лицо в ладони и тихо так заплакал… Не долго… - Я не смогу без тебя…
Оба молчали.
- А чем заканчивается история?
Стас глубоко вздохнул, помолчал, а потом пожал плечами.
- Я не знаю… Закончи ее за меня… - Он в мгновение достиг дверей и вышел.


 
IRIДата: Четверг, 23.06.2011, 17:37 | Сообщение # 5
Специалист
Постов: 216
Статус: Вне зоны доступа
День 47.
- Сегодня выходной… Я никогда не привыкну к таким дням… Клиника словно замирает.
- Стас…
- Тихо, не шевелись, а то поранишься… Ну вот зачем ты капризничаешь? Отрастил себе бороду как у старика… Не тебе ее брить, знаешь ли… - бубнил брат, орудуя на моем лице лезвием в сантиметровой пене для бритья.
Я смотрел на него… Разглядывал, запоминал каждый дюйм его кожи… каждый изгиб… скулы, нос, губы.
Отпустить его? Сейчас? Это так больно. Удерживать рядом с собой – еще тяжелее… И моя палка с двумя концами подстегивает меня наблюдать еще один, очередной день за нашей с ним жизнью.
Он со мной, всегда со мной… Как же я благодарен ему за это. Не передать словами, что я чувствую. Но дать ход событиям я не могу. Разрешить ему, Стасу стать еще ближе – это подлость… Пусть так… Я еще успею сказать ему те самые важные слова, только надо подобрать правильные… Или может оборвать все, чтобы ему не так больно было после всего?..
Голова опять начала болеть… Хочется курить… Но Стас не даст… Он запрещает мне. А смысл? Я не поправлюсь и дольше не проживу. И все же его успокаивает то, что я не настаиваю… соглашаюсь с ним…
Это раньше мы как два упертых барана стояли на своих точках зрения… Но все меняется, и я уступаю ему, тупо и благоговейно уступаю…

День 48.
Кажется, я окончательно влип… Я не то, чтобы сидеть не могу, а уже и привстать не в силах. Росту тут на кровати, в обратную сторону… То есть умираю.
Только что ушла мать. Это ее второй визит за все мое время здесь.
«Ты похудел» - были первые ее слова… «Я тебя люблю» - стали последними. Скорее всего это так…
На соседней кровати спит Стас. Измаялся он со мной… Да и я порядком устал тут… Хочу уйти сейчас… Но я где-то читал, что человек когда чувствует смерть знает, что ему делать, что он уже готов, а я не знаю. Честное слово не знаю, что делать… Я чувствую смерть, ее гнилой и приторный запах… Он отлично ощущается. Другие запахи, будто исчезли.
Я через прикрытые веки вижу что брат проснулся… Повернулся в мою сторону. Всматривается. Я жив еще, не пугайся… Подам тебе сейчас знак.
Открываю глаза. Он уже рядом.
- Что-нибудь надо? Не молчи, скажи…
Вот, глупый… «Скажи». Да я рта открыть не могу – больно, а он требует сказать… Ну, хорошо… Набираю воздуха в легкие, вернее в то что от них осталось.
- Я… - хриплю… и на этом все.
А Стас рядом присел и в свои руки пальцы мои берет.
- Все хорошо, не надо говорить…
Я мотаю головой в отрицании «Нет, я могу», но не в силах, конечно.
Он хочет встать, но я крепко, на сколько это возможно в моем положении, держу его ладони.
Возвращается на место, молчит… смотрит в мои глаза… прямо в глаза… Не боится… Все разговаривали в последнее время со мной, не глядя в мою сторону… Плох я, да? Да!
- Прости меня… - шепчет и руки мои к губам тянет… Хотел остановить, но… и это не под силу…
- Я виноват в твоей болезни… - продолжает. - Слушай… Сейчас слушай, иначе я боюсь не совершу больше подобное… откровение. Я люблю тебя… Очень! Так люблю, что готов за тобой следом… Не задумаюсь даже… Люблю… Полгода уже… Завтра будет ровно… полгода… Я…
И откуда у меня силы взялись? Резервный клапан открылся и позволил мне воспользоваться силами. Я положил свою ладонь ему на затылок и прижал к своей груди… Теперь уже не сильной, а чахнущей груди, где ребер, обтянутых пожелтевшей кожей больше чем мышц…
- Боже… Это ведь он наказал тебя за мою любовь…
- Чушь. – шепчу губами.
- Ведь ты после этого узнал свой диагноз. Сразу все пошло наперекосяк… А я молчал и любил. Боялся признаться тебе… Боялся, что сделаю еще хуже…
Ох, Стас, порой ты такие глупости несешь… А ведь студент…
- Знаешь… - со всеми силами говорю ему в ухо. – Не надо жертвовать собой… ничего не докажешь… Можно попросить тебя…
- Проси. Что хочешь! Я все сделаю! – он смотрел сырыми глазами на меня и его руки нежно, едва ощутимо гладили мое лицо, словно пытались запомнить его.
- Ты здорово придумываешь… все эти истории… как сказочник… - ну, еще рывок… Пожалуйста не подведи разум, сознание не отключайся… Я боюсь. Боюсь, что если сейчас вырублюсь, то ты никогда не узнаешь того, что я хочу попросить.
- Стас… Стань писателем… Прошу тебя… Ради меня… Живи…
Я не слышу… просто ничего не слышу… Тихо как…
Хотя… что-то где-то… Кто-то… я уж думал отмучился…
А где Рай… или Ад? Вот сейчас глаза открою…
Кто мне свинца налил на веки, а?
Узнаю, руки поотрываю… шутники…
Ну, хорошо, полежу так… Что-то изменилось… Что?
Боли нет.
Почти одновременно с этой осенившей меня идеей, я услышал голос Стаса… Будто он говорит в какую-то трубу…
Зачем ему это?
Или это мои ощущения?
Не разобрать что говорит… Хотя…
- … никогда… Слышишь?.. – шепчет Стас.
- Что?
Глаза, наконец, ослепил свет… Не думал я что так буду рад боли. Кто-то обнимает меня, гладит так ласково. Фокусируюсь на этом человеке. Стас…
- Я знал, я верил, что ты не оставишь меня. – Эта ревушка-коровушка окончательно достал меня своими слезами и соплями. – Ты… отключился… ты… Зачем ты так? Не пугай меня больше.
- Постой… - губы шевелятся…
Хочу сказать ему. Я теперь ясно понимаю, что хочу сказать еще. Я…
Смотрю на него. Как я раньше не заметил, что сейчас он в том самом свитере… Я подарил ему его на…
- Эй… - где-то уже далеко… - Эй… Не отключайся снова. Господи…
- Нет… нет…
- Что?
- Доскажи…
- Что? Что, пожалуйста… - умоляет Стас.
- Историю… Нашу историю…
Он слезы глотает, поднимает глаза к потолку, взывая мыслями к Всевышнему и кивает…
- Ты… Нет, нет… Пожалуйста, не надо… не так… - Стас сжимает сырую от его же слез мою руку и понимает, читает мольбу в глазах. Времени мало… Очень мало…
Расскажи мне, Стас… Расскажи побыстрее…
- Ты… Ты идешь вечером… Осенью холодно. Кутаешься в пальто. Там вдоль аллеи никого, темно… До его дома еще чуть-чуть… И только дорогу перейти. Недавно дождь прошел… Светофор высветил одинокий зеленый свет. Ты шагнул, но не понимаешь почему так: свет двух фар, и он… Все смешалось в одном водовороте… А…
Стас всхлипнул и подавил рыдания… Его губы пересохли…
- А потом… Ты открываешь глаза и… Он рядом… Он с тобой…. Его руки на твоем теле и глаза в глаза, но… Эй, ты слышишь… ты слышишь меня? Прошу тебя, я умоляю… Не надо! Ты же обещал дослушать… ты обещал…

Ты же обещал…

P.S. Об одном жалею… Я не сказал ему, как сильно его любил.

Посвящается М.Ю.


 
AnriGaloДата: Воскресенье, 26.06.2011, 18:38 | Сообщение # 6
Неискушенный
Постов: 15
Статус: Вне зоны доступа
Хорошо написанная история. Заставляет задуматься... О себе и смысле своей жизни. О ценности близких людей... :)

Жизнь стоит того, чтобы прожить её - совместно с любимой...
 
IRIДата: Воскресенье, 26.06.2011, 19:17 | Сообщение # 7
Специалист
Постов: 216
Статус: Вне зоны доступа
AnriGalo, спасибо за отзыв. Честно, долго не решался размещать этот рассказ... sorry

 
IjyДата: Среда, 06.07.2011, 17:54 | Сообщение # 8
Эксперт
Постов: 1056
Статус: Вне зоны доступа
Хороший, только грустный=( sorry

 
IjyДата: Воскресенье, 30.10.2011, 10:59 | Сообщение # 9
Эксперт
Постов: 1056
Статус: Вне зоны доступа
/тема закрыта/

 
Форум » Архив » 2011 » Что будет, если? (IRI)
Страница 1 из 11
Поиск: